Поддерживаю инициативу создания сайта нашей батареи и подготовки альбома «5 батареи 40 лет спустя». Известная истина «чем дольше живем, тем годы короче, тем слаще друзей голоса» все сильнее диктует необходимость общения и встреч. К сожалению, не каждый может приехать на юбилейные встречи, но, используя возможности сайта, «встать в строй» батареи спустя десятилетия, по силам каждому. Верю в реализацию этого проекта.

А.И. Конотоп

Чечня 1995 год

Дум-дум. В ходе работы по оперативным адресам в горном селе Харачой (тейп Р.Хасбулатова), в 7 км от Ведено, в указанном доме найдены боеприпасы и стрелковое оружие — АКМ-7,62мм. Боеприпасы обработаны ручным способом с целью усиления поражающего эффекта по типу ДУМ-ДУМ. Такие же боеприпасы были обнаружены в учебном центре (бывшая турбаза при СССР), расположенном в ущелье на Ацди. В доме повешенного не говорят о веревке, нас они сюда не звали, но все равно неприятно.

Считать холмики. Никакая оперативная работа не даёт точного анализа боевых потерь НБФ. Любой клиент мнит себя истиной в последней инстанции и врет безбожно, не стесняясь аллаха. Считать свежие холмики на местном погосте, разбираясь при этом с «отомщенными» и «не отомщенными» (кровную месть здесь никто не отменял), гораздо эффективнее. Анализировать при этом всю информацию. «На дружбе держится мир»-говорят в этих местах и в то же время у многих есть кровники.
Летчики. Военные летчики-федералы «пользуются» здесь открытой ненавистью боевиков и пострадавшего от бомбежки населения. В районе Ведено в июне 1995 года, оперативно была наводка на захоронение пленного летчика (скорее всего пилота вертолета). Обнаруженные полуприсыпанные останки свидетельствуют о том, что бедняга был сожжен на костре. На трупе жесткая алюминиевая шина, наложенная при ранении, тоже обгоревшая. К сожалению, в связи с нашим выводом на другой день, останки остались брошенными.
Вывод. Вывод морской пехоты, поспешный и скорый, связанный с событиями, произошедшими в это время в Буденновске (захват роддома Басаевым), был предопределен сверху. Осталось чувство горечи, позора, обмана и стыда за кремлевских стратегов, вины перед погибшими. Когда выходили на Ханкалу, мимо мест, где погибли наши боевые товарищи, с брони палили вверх из всего оружия — мы вас помним и не забудем. Покидали родину Басаева и Яндарбиева (Веденский, Шалинский районы) открыто, с флагами морской пехоты и ВМФ России на каждом БТР. За каждым подвигом всегда кроется чьё-то преступление.
Огонь по своим.» Мочить своих», как говорил разведчик Гриша Полозов (позывной -«Сова»),было в Чечне за правило. Это издержки непрофессиональной армии и отсутствие взаимодействия. В январе 1995 г. группа морской пехоты, находясь в высотном здании Совмина (г. Грозный), погибла в здании от удара по нему федеральной авиацией. В мае 1995 года, при штурме горных укреплений боевиков, в направлении хребта Маштак, мы попали под авиаудар двух вертолетов Ми-24 (ракеты НУР). Вертушки всегда летали парами и было видно — как они отличаются друг от друга. Работают иногда просто героические ребята, опускаются чуть ли не в ущелье, духи палят по ним в упор из всего, что стреляет. Соколы в ответ наносят свой удар, презирая опасность. Им на смену прилетает совсем другая пара — разворачиваются далеко, с большим недолетом и лупят судорожно по нашим позициям ракетами (трусы есть везде). Иногда нужно иметь даже не мужество, а совесть.
Дисциплина. Выполнять правила ведения войны — половина успеха. О бардаке, увиденном в командировке — можно писать книгу. Ясно одно — нет дисциплины в мирной службе, нет её многократно в этом подразделении и на войне. Это ведет к потерям людей, к поражениям типа Ярыш-Марды, к военному позору. Только жесткие, жестокие меры по поддержанию дисциплины — постоянно и ежедневно! Уровень демократии в военной структуре не может быть выше уровня воинской дисциплины — этому учил еще великий Чингиз-хан (правда по — восточному и гораздо проще).
Переправа. Переправу через реку Аргун в Шалинском районе держали тихоокеанцы. Это был просто разведанный брод. Выше по течению большое село Чечен-аул. Левый берег возвышается очень высоким обрывом. Я с большим удовольствием, при случае, помылся у них в бане, сложенной из пустых снарядных ящиков наполненных песком. У шлагбаума дежурил в бронежилете на голое тело боец. В 16 часов пополудни именно с левого берега, с нависающего обрыва, его обстрелял снайпер. Пуля вошла ровно выше верхней кромки бронежилета в шею. Человек — это величайшая скотина в мире. Вечером на радиоволну вышла женщина и похвалилась: «Долго я его выцеливала, как он себя чувствует?».
Контрольное время. После 18.00 местного времени, категорически запрещено какое-либо передвижение федеральной техники. Всё движущееся в наступающих сумерках после 18.00 обстреливается на поражение. Где застало тебя это время — там лучше и стой, если не хватило ума все продумать заранее. Запомнил это после случая: при движении по хребтам, в обход Ведено, на высоте альпийских лугов, мы заплутали и никак не могли, в резко темнеющем ландшафте, определиться с направлением движения. Колонна ползала над обрывами, вниз страшно было просто смотреть. НШ уперся и никак не реагировал на предложение встать на бивак до утра. Вернувшись колонной с вершины безымянной сопки обратно на противоположную сторону хребта — мы застыли в холодном ужасе. Вершина, только что покинутая нами, горела и дымилась в сполохах огня от удара реактивной установки «Град». Родные федералы по приборам артиллерийской разведки определили движение техники и нанесли ночной огневой удар по квадрату (на всякий случай). Бог может простить нам грехи наши, но нервная система — никогда!

Читать далее Чечня 1995 год